mislavl (mislavl) wrote,
mislavl
mislavl

Categories:

Потомки Строда и Пепеляева о прошлом, настоящем и будущем.










Заинтересовала статья тем, что мой двоюродный дед Липягов Дмитрий Гаврилович был участником этих  событий, произошедших в Якутии в 1923-24 годах. Закончивший перед Первой мировой войной Московскую семинарию, дед откликнувшись на военный призыв окончил школу прапорщиков. Участник Первой мировой войны, дослужившийся от прапорщика до штабс-капитана, командира полка, выбывший по ранению, Липягов горячо принял революционные события и принял в них активное участие на стороне восставшего народа.






"С 10 июня по 14 июля в Якутск прибыли новые части Красной Армии —226-й Петроградский стрелковый полк (командир И. Е. Соколов), 7-й Сиботряд особого назначения (Савицкий), телеграфно-строительный батальон (Знаменский), Ленская речная флотилия из пяти, оборудованных броневыми щитами, грузовых пароходов (комендант флотилии Ляшкевич) и 230-й им. Облисполкома Западного фронта полк (Д. Г. Липягов), вместе с военной помощью прибыли много опытных командиров, политработников и командированных Центральным Комитетом партии и его Сиббюро на партийную и советскую работу..."
Вместе с легендарным командиром Курашовым, Липягов Д.Г. командир старорусского 230 полка, снял ледяную осаду, которую устроил красному командиру Строду, написавшему книгу об этих событиях "В Якутской тайге" генерал Пепеляев в Сасыл Сысыы (Лисья поляна).
Считаю, что обе стороны противостояния заслуживают уважения. Одни за то, что встали за равенство, братство, справедливость. За новую эпоху в развитии человеческой цивилизации. Я очень горд, что мой дед оказался именно на этой стороне. Он сам, сознательно перешел на сторону красных, будучи сыном священника и офицером императорской армии.
И вражеская сторона. Сторона генерала Пепеляева. Которая защищала все то, что тысячелетие строило и сохраняло наше государство,  то, что уходило в неизвестность, старое, милое и дорогое, каждому русскому человеку! Они были смелыми и честными. Но само время было против них. Они не могли победить. Новое непобедимо. К этому стремится человек. Для этого он существует!







глаза в глаза, они снова сошлись в Сасыл-Сысыы

Почти сто лет прошло с тех пор, как их прославленные предки сошлись в кровавом бою на чужой для них якутской земле. Здесь закончилась Гражданская война. И здесь впервые в России потомкам красного командира и белого генерала дали возможность посмотреть друг другу в глаза. Кажется, им нечего делить. Их объединяет общая боль. Ведь и красный Строд, и белый Пепеляев стали жертвами одной репрессивной машины пролетарской ненависти. И никто не знает, куда эта ненависть сбросила их останки.

Теплоход «Полесье» оттолкнулся от жатайского пирса и взял курс на фарватер. На его борту оказались потомки двух известных участников Гражданской войны в Якутии. В феврале 1923 года отряд Ивана Строда отбивал яростные атаки бойцов генерала Анатолия Пепеляева. История той битвы в местности Сасыл-Сысыы стала главным и самым ярким событием Гражданской войны в Якутии. И теперь на борту «Полесья» Ольга Строд и Виктор Пепеляев – внуки некогда непримиримых врагов – с нескрываемым волнением теперь говорят о том, как побывали в Сасыл-Сысыы и что чувствуют друг к другу.

Ольга Русина-Строд сегодня живет в Америке. Но с Якутией лично ее связывает многое. Выросла в Якутске, окончила здесь факультет иностранных языков ЯГУ. После окончания университета переехала в Нерюнгри, где работала переводчиком в «Якутугле». В 1994-м уехала в Москву, потом в Америку. Получив приглашение из Якутии, она долго не раздумывала. Но признается, что ехала сюда не к Пепеляеву, а ради того, чтобы наконец закончилась Гражданская война.

Ольга СТРОД:

- Я согласилась приехать в Якутск не потому, что здесь были Строд и Пепеляев. С ними было все понятно: они люди военные, профессионалы и уважали друг друга. Я приехала, чтобы подать пример всем, кого разделили войны. Гражданская война катком прошлась по многим семьям, когда действительно брат шел на брата. И, если мы с потомками Пепеляева можем сидеть за одним столом, то родные люди, тем более, не должны разделяться по политическим взглядам.

В эти дни и в Якутске, и в Амге к нам подходили люди с рассказами – кого из их предков при каких обстоятельствах убили в Гражданскую. Люди это помнят. И помнить это нужно. Но нельзя мстить, нельзя жить ненавистью. Выговориться нужно, чтобы залечить эти раны. Сейчас очень легко снова развязать братоубийственную войну при помощи тех же СМИ и пропаганды, но нельзя позволить собой манипулировать.

- Ольга Новомировна, в последние годы достаточно популярно изучение истории своей семьи. И не редко в ней как раз и находятся трагические факты расправы над родными. Не кажется ли вам, что это может привести к определенной озлобленности между потомками тех, кто убивал и кого убивали?

- За других говорить не могу. А за себя скажу – боль еще жива. Но по отношению к Пепеляевым у меня в душе ничего не шевельнулось. Сменилась эпоха, прошло несколько поколений, и это другие люди – не те, кто стрелял в моего деда. Как я могу переносить на них свою ненависть? Но у каждого свое понимание мира. Чтобы понять и простить, нужно выслушать обе стороны. Многое зависит от того, при каких обстоятельствах совершались поступки. Было это по убеждению, случайно или же откровенное мародерство и подлость.

- А это сейчас важно, если мы говорим о Гражданской войне? Ведь этих людей давно нет в живых.

- Известно, что история развивается по спирали. И мы в эту историю попадем еще раз. Нужно попытаться разорвать этот замкнутый круг. Для этого я здесь.

- Как вы относитесь к тому, что делал ваш дед?

- Он жил в свою эпоху. Когда политики не могут договориться между собой, конфликт спускается на самый низкий уровень, и тогда уже наступает хаос.

- Что вам известно о гибели вашего деда?

- По официальной версии он расстрелян. Но мне сказали (я буду проверять эту информацию в архивах), что на самом деле он бросился в лестничный пролет тюрьмы, когда его вели на очередной допрос. Его сильно пытали. И он покончил с собой, чтобы никого не выдать. После этого в тюрьме пролеты сеткой закрыли (заплакала).

На фото: Виктор и Игорь Пепеляевы

Виктор ПЕПЕЛЯЕВ, внук генерала Анатолия Пепеляева:

- Всех шестерых братьев Пепеляевых истребили в Гражданскую войну. Младший Логин был убит в Томске в 1920-м. Старший Виктор – председатель правительства Колчака – расстрелян вместе с Колчаком. В фильме «Адмирал» есть пара кадров, где показан Виктор Николаевич Пепеляев. Михаила вместе с генералом Анатолием Пепеляевым расстреляли в Новосибирске в 1938 году. В общем, всех убили. Не тронули только двух сестер.

Досталось и детям Анатолия Николаевича. Мой отец Лавр Анатольевич Пепеляев был младшим сыном генерала. Был еще Всеволод 1913 года рождения. Отец родился в 1922 году в эмиграции в Харбине. Когда генерал Пепеляев ушел в поход в Якутию, отцу было четыре месяца. Сыновья остались с матерью Ниной Ивановной. Генерал больше не смог вернуться к своей семье. А его жена и сыновья жили в Харбине до 1945 года.

Потом после японской капитуляции пришла Советская Армия, и моего отца и дядю арестовали. По 58-й статье отцу дали 25 лет лагерей. Хотя он никогда не жил в Советском Союзе и, конечно, не мог быть предателем. Отец сидел в Свердловской области, валил лес, часто его перевозили по этапу из лагеря в лагерь. Отсидел он 12 лет. Освободили только после 20 съезда и доклада Хрущева о культе личности Сталина. Старший Всеволод сидел восемь лет. Нину Ивановну не тронули. Но после ареста сыновей она сама поехала за ними в Советский Союз. Первый после отсидки к ней в Ташкент приехал Всеволод, потом мой отец. И в 1959 году родился я.

- Когда вы узнали историю своей семьи?

- Лет в 15 мне попалась книга Ивана Строда «В якутской тайге». Там была фотография суда над Пепеляевым в Чите. Отец показал ее и сказал, что это мой дед. Я начал интересоваться этой темой. Я вырос на фильмах «Неуловимые мстители», «Красные дьяволята», «Чапаев». В играх всегда был на стороне красных. Конечно, немало переживал. Я был октябренком, пионером, комсомольцем. На мне история деда никак не отразилась, никаких притеснений никогда не было. Лишь однажды я указал в анкете, что отец родился в китайском Харбине. Это было, когда меня призвали в армию на Дальний Восток, на аэродром стратегической авиации. Офицеры почитали и ничего не сказали.

- Виктор Лаврович, что вы испытывали вчера, оказавшись в местности Сасыл-Сысыы?

- Это удивительное чувство. Я ходил там, где, может быть, ступала нога моего деда. Генерал Пепеляев высоко поднял планку нашего рода. Его папа Николай Михайлович тоже был генералом, но умер в 1916 году еще до революции. За три года Первой мировой Анатолий Николаевич дослужился от подпоручика до подполковника, получил восемь боевых наград. В 27 лет на Дальнем Востоке стал генерал-лейтенантом.

Столетие назад

Анатолий Пепеляев родился в 1891 году. Потомственный военный прекрасно зарекомендовал себя на полях Первой мировой. А после революции стал генералом белой армии. Во время Гражданской войны, командуя одной из армий Колчака, взял Пермь, за что стал легендой белого движения. Ему посвящали стихи, назвали его именем бронепоезд. Осенью 1919 года при отступлении к Томску его армия из-за боевых потерь и дезертирства сократилась с 40 тысяч до пяти-шести сотен бойцов.

Анатолий Пепеляев тогда жестко критиковал военное руководство белого движения: «Начальство интриговало, свирепствовала разнузданная контрразведка, создавались роскошные штабы, офицерство пьянствовало… Ставка легкомысленно пустила на убой десятки тысяч людей». За такие высказывания генерал среди офицеров прослыл эсером. В апреле 1920-го после перенесенного тифа генерал эвакуировался в Харбин.

В марте 1922 года восставший в Якутии белый отряд послал во Владивосток гонцов за помощью. Пепеляева, основавшего в Харбине артель извозчиков, убедили возглавить Сибирскую добровольческую дружину. Высадившись в охотском порту Аян, армия в несколько сот человек двинулась к Якутску.

Иван Яковлевич Строд родился в 1894 году. В 1914-м добровольцем ушел на фронт. Получил четыре Георгиевских креста и два тяжелых ранения. В начале 1918 года бывший анархо-коммунист Строд вступил в Красную Армию, воевал в Восточной Сибири. Осенью попал в плен под Олекминском. После освобождения из плена Строд командовал одним из отрядов Байкалова.

5 февраля 1923 года внезапной атакой белые взяли слободу Амгу. До Якутска им оставалось меньше двухсот верст. Небольшой отряд Строда следовал за пепеляевцами. Вечером 13 февраля красные остановились в местности Сасыл-Сысыы. Они не знали, что белые уже находятся по соседству. Под утро передовой отряд Пепеляева напал на стоянку Строда, но атака была отбита. В этом бою красный командир получил ранение в грудь и на время потерял сознание.

Когда подошли основные части белых, осада продолжилась. Пепеляев предлагал Строду сдаться. Но однажды после очередного требования «Сдавайтесь» над зимовьем поднялся красный флаг. А начальник штаба Строда сыграл на гармошке «Интернационал». Об этом факте рассказывали как красные, так и белые.

Укрепляя свои позиции, отряд Ивана Строда сделал бруствер из замороженного балбаха (навоза), трупов лошадей и людей, заливая их водой на 40-градусном морозе. «Звякали пули о мерзлые тела, отрывали пальцы, куски мяса, попадали в голову. От удара пули голова раскалывалась, и внутри был виден серый окостеневший мозг», - писал Иван Строд в своих мемуарах.

Готовясь к последнему бою, бойцы Строда сложили гранаты, засыпали их несколькими пудами пороха и готовились взорвать, когда пепеляевцы войдут в крепость. Осада Сасыл-Сысыы продолжалась больше двух недель. Утром 3 марта пепеляевцы оставили позиции и вернулись в порт Аян, где генерал приказал сложить оружие, когда дорогу к свободе преградил красный десант.

Все закончилось военным судом, на котором Иван Строд сказал: «Пепеляев издал приказ не трогать пленных. Я считаю его гуманным человеком». Генерал ответил: «Мы, все подсудимые, знаем о необычайной доблести отряда гражданина Строда и выражаем ему искреннее восхищение… Прошу это мое заявление не посчитать попыткой облегчить нашу участь».

Пепеляева и еще несколько человек приговорили к расстрелу, позже заменив приговор на десять лет лагерей. По окончании срока добавили три года и отпустили жить в Воронеж, выдав тысячу рублей. Но через год в августе 1937-го снова арестовали и расстреляли во дворе новосибирской тюрьмы в январе 1938 года. 17 августа 1937-го за два дня до ареста Пепеляева «за участие в антисоветской террористической организации» был расстрелян легендарный красный командир Иван Строд. Наверное, это можно назвать гримасами эпохи.

Место захоронения Ивана Строда неизвестно. В этом смысле белому генералу Пепеляеву повезло больше. Потомки знают, где он был расстрелян. К 120-летию со дня рождения деда Виктор Пепеляев побывал на территории уже закрытой новосибирской тюрьмы. Взял горсть земли и отвез в Томск, где поставил два скромных обелиска – памятник двум генералам Николаю Михайловичу Пепеляеву и его сыну Анатолию Николаевичу. Старший Пепеляев, чья жизнь прервалась еще до революции, был захоронен там, где сегодня стоят жилые массивы. Теперь у них с сыном общая, хотя и условная могила.

Я смотрел на потомков Строда и Пепеляева и понимал, что порода в этих людях сохранилась. Внучка и правнук Строда сегодня зарабатывают переводами. Ольга Новомировна - в Америке, ее племянник Ян – в Москве. Что же касается внука и правнука Пепеляева, то там все проще. Виктор Лаврович получил образование организатора гостиничного дела, но по специальности почти не работал. Заправлял самолеты в ташкентском порту, был охранником в московском ЧОПе. Сейчас он вернулся в Ташкент, чтобы ухаживать за 95-летней матерью.

Его сын Игорь – последний из ныне живущих представителей рода Пепеляевых. Отец надеется, что фамилия будет продолжена. Но Игорь считает, что для детей еще слишком молод. Генеральских амбиций у них явно нет. За десятилетия страха, в котором жила семья Пепеляевых, им как будто привили – не надо высовываться, так дольше проживешь.

Игорь ПЕПЕЛЯЕВ, правнук генерала:

- Мой дед Лавр Анатольевич и его брат Всеволод Анатольевич не любили рассказывать о своей жизни в лагерях. Всю жизнь они старались держаться подальше от такой работы, за которую можно опять вернуться в тюрьму. Вообще старались вести незаметный образ жизни. Хотя на склоне лет, когда уже стало можно, Всеволод Анатольевич написал мемуары «Наказание без преступления» о том, как находился в колымских лагерях. А вообще, эта тема была долго у нас под запретом.

Ян Строд в Якутске человек не новый. Здесь он родился в 1976 году, отсюда в 1998-м после окончания ЯГУ уехал в Москву.

Ян СТРОД:

- Мой дед Новомир Иванович Строд – родной сын Ивана Яковлевича – был известным фтизиатром в Якутске. А бабушка Ольга Сергеевна возглавляла поликлинику. В нашей семье не было принято говорить об Иване Яковлевиче и тех временах. Это была трагедия: сначала он был героем, потом объявлен «врагом народа». Бабушка и дедушка тоже сидели в лагерях. Новомир Иванович был на соляных копях еще ребенком. Рассказывали, что его из лагеря вытащил кто-то из соратников Строда. Так что никто не радуется такому прошлому. В людях тех сталинских времен сидел страх. И мои бабушка и дедушка – не исключение.

- Ян, как в 90-е годы однокурсники реагировали на фамилию Строд? В то время опять произошла переоценка ценностей и зачастую тех, кого раньше считали красными героями, стали называть разбойниками.

- Меня спрашивали, не родственник ли я того самого Строда. Всегда отвечал «да». Для меня всегда это была большая ответственность. Ведь фамилия Строд очень известная в республике. Меня никогда ни в чем не упрекали за прадеда. Думаю, в 90-е годы у людей были мысли как выжить, а не заниматься разборками времен Гражданской войны.


















Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments