mislavl (mislavl) wrote,
mislavl
mislavl

Царская доля

Оригинал взят у petrovchik в Царская доля
В ночь 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге произошло событие, которое теперь регулярно поминается в теленовостях с обязательной слезой, катящейся аж до бедра.

Я имею в виду печальный инцидент, приключившийся с семьей Николая Александровича Романова.


Понятное дело, что у сторонников "России, которую мы потеряли" и у любителей хруста французской булки такой подход к вопросу вызывает истерику и горячее желание срочно сбегать в красный угол и облобызать соответствующую икону.

Но я уж, извините, никогда не являлся ни тем, ни другим, и позволю себе еще раз удивиться чрезмерной возбудимости граждан на сию тему.

Нет ничего хорошего в убийстве, тем более в убийстве, по сути, без суда, тем более в убийстве детей.

Но выдирать событие из исторического контекста и начинать его оценивать в некоем абстрактном измерении - глупо.

В России на тот момент свирепствовала гражданская война. Война такого типа является крайним средством разрешения внутренних противоречий в обществе. Нигде и никогда подобная война не отличается благородством помыслов и чистотой методов.

Если отмотать пленочку назад, к началу правления Романовых, то там мы с удивлением обнаружим, что приход династии к власти тоже был обусловлен гражданской войной и интервенцией, которые, собственно, и возвели на трон фамилию.

И по части жестокости там все было как положено - уж будьте уверены. Чего стоит одно повешение Воренка - 3-летнего несчастного сына Марины Мнишек и Лжедмитрия Второго. Это вам не подвальный расстрел, это публичная казнь ребенка, все преступление которого заключалось в том, что он родился не от тех родителей.

Но вернемся к гражданской войне, жертвами которой стали Романовы. Модно сейчас повторять, что большевики-де ее и разожгли. Однако это ложь. Война стала следствием кардинальных противоречий между различными политическими течениями в условиях затяжной внешней войны, глубочайшего экономического кризиса и потери государственного управления.

А кто же довел страну до такого состояния, из которого выбираться пришлось страшнейшей резней по живому?

Кто привел государство к тому, что сами его основы потеряли прочность и обрушились, погребая под собой людей?

Знакомьтесь, вот он - Николай Александрович Романов. Человек сколь сентиментальный и мягкий в личных отношениях, столь и самоуверенный и бездарный в вопросах государственного управления.

Вся деятельность Николая Александровича, от которой за головы хватались даже яростные монархисты - это выстилание ковровой дорожки к дому Ипатьева. Везде, где только мог ошибиться глава государства, Николай Александрович ошибся. Везде, где только можно было опоздать с принятием ключевых решений - Николай Александрович опоздал.

Проще всего заявить, что народ совершил отступничество, предав своего монарха. Но если на протяжении двух десятков лет монарх допускает чудовищные ошибки во внутренней и внешней политике, если он абсолютно бездарен в кадровых вопросах, если он берется за военное руководство и доказывает совершенную профнепригодность - какой на род это выдержит?

Глава государства может допускать ошибки, но не может все его правление состоять из бесконечной череды ошибок.

Глава государства должен оставаться главой государства, даже если он отец, переживающий трагедию с собственным сыном.

Никакие семейные драмы не позволяют главе государства окружать себя скопищем аферистов, экстрасенсов, юродивых и бог знает кем еще. Ибо народ, наблюдающий за этим, делает в итоге вывод, что правитель либо придурок, либо нездоровый человек.

А в условиях ухудшения жизни мысль о том, что тобой правит придурок, неизбежно начинает раздражать.

Это мы еще не касались темы Кровавого воскоресенья, Ленского расстрела, когда Николай Александрович Романов своими действиями, или, если рассматривать это под другим углом, своим бездействием в отношении подчиненных, до крайности озлобил массы.

Нет, друзья, Николай Александрович любовно пестовал и взращивал своих будущих убийц. Если можно говорить о политическом суициде монарха, то все правление Николая Второго - это затянувшееся самоубийство.

Но дело не только в этом. Николай Александрович уж точно не был человеком необразованным, и о судьбе монархов в революционных странах был, конечно, наслышан. И если сам он, как человек мистически настроенный, готов был принять казнь (а может, где-то даже и желал ее), то вот судьба его семьи ужасна. И ужасна в первую очередь потому, что любящий муж и отец, по сути, обрек жену и детей на смерть.

И вот здесь, мне кажется, сыграла свою роль слабость Николая Александровича. Он оказался неспособен остаться в одиночестве и принять весь удар на себя. Не знаю, чего тут было больше - эгоизма, желания сохранить привычное окружение близких, либо надежды на восстановление прежнего порядка вещей. Во всяком случае, последний русский император, отрекаясь от престола, не предпринял мер для обеспечения безопасности детей в закипающей стране.

Конечно, желание остаться в России до конца сегодня готовы представить доблестью. Положим, правитель, чудовищно нашкодивший, но готовый заплатить за это, достоин уважения. Однако отец, предвидящий возможную участь и не выводящий детей из-под удара, безумен.

Можно заявить, что царь и подумать не мог, что у кого-то поднимется рука на детей. Но вот тут Николаю Александровичу стоило бы вспомнить о Воренке. Да и о многих других, нетитулованных и безвестных, загубленных домом Романовых за три столетия правления.

Их, тех кого зверски убивали в гражданскую войну, вспоминать сейчас не принято. Те зверства - сегодня не в моде. Те убитые в рванине и лаптях не хрустели французской булкой. Безвестный мальчишка, убитый белыми вместе с отцом за принадлежность к красным, в страстотерпцы не пробьется, хотя его невинная кровь ничем не отличается от кровушки Алексея Николаевича. Ну, разве что отсутствием гемофилии.

Те, кто расстреливал Романовых, на самом деле не изверги, не слуги дьявола, не мистики и не жидомасоны. Обычные люди в условиях гражданской войны со всеми вытекающими отсюда последствиями.

С точки зрения сидящего на диване перед телевизором обывателя начала XXI века - конечно, преступники, лишившие жизни детей.

Но я всегда в этот момент провожу другую аналогию. Если бы этак году в 1995-м, после расстрела в 1993-м людей в Останкино и Верховном Совете, мне в условиях гиптоетической гражданской войны попался собственной персоной Борис Николаевич Ельцин со всеми своими чадами и домочадцами, то поступил бы я как Юровский?

И скажу вам как на духу: в голову первого российского президента я бы разрядил всю обойму, нисколько не сомневаясь в своей абсолютной правоте. И за семью его тоже не поручусь.

Так пускай же семья первого российского президента возблагодарит того, в кого верит, что гипотетическая гражданская война, которую так старательно провоцировал Борис Николаевич, так и не разыгралась.

Забавно, что Николай Александрович Романов с семейством, доставший при жизни в России абсолютно всех современников, оказался востребован мертвым. Потому что эмигрантской церкви позарез нужны были святые, дабы на чужбине возводить своих более успешных соотечественников с красными знаменами в ранг абсолютного Зла. А тут как нельзя лучше подошло царское семейство, немедленно посмертно наделенное всеми мыслимыми и немыслимыми добродетелями.

Первому поколению эмигрантов, конечно, было смешно наблюдать нимб над головой такого персонажа, как Николай Александрович и уж тем паче надо головой его супруги.

Но потом ничего, втянулись.

А уж на рубеже веков, когда наша местная РПЦ очень хотела слиться в экстазе с зарубежной, дабы взять под контроль в том числе и весьма недурственное имущество, портреты с царской семьей, наделенной нимбами, перекочевали и в Российскую Федерацию. Как говорится, и смех, и грех.

Мы в России обожаем раскачивать маятник. В свое время маятник всеобщего отрицания царской России ушел настолько далеко, что семья последнего императора покоилась в лесу под старыми шпалами.

Теперь маятник ушел далеко в сторону истеричного обожания, обожествления и наделения этих людей добродетелями, каких у них не было отродясь. Мы почему-то не умеем относится к истории просто как к истории.

Мне жаль, что мучимый тяжелой болезнью мальчик Алеша закончил свою невеселую жизнь так страшно. Мне жаль, что юные княжны не вышли замуж, не родили детей, не прожили долгую и счастливую жизнь.

По факту рождения им была уготована царская участь. Но когда мы об этом говорим, мы обычно думаем только о балах, жемчугах, роскошных экипажах и прочих атрибутах высшего света...

Но подвал и холодное дуло револьвера, несущее смерть за сам факт рождения - это тоже особенности царской участи.

Такая вот история.



Tags: Царская доля
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments