mislavl (mislavl) wrote,
mislavl
mislavl

Понты как двигатель прогресса




Как-то мои друзья – семейная пара – отдыхали за границей и там много общались с немцами. Подружились. Пригласили приехать в Москву. Но спьяну решили "поколотить понты" и пообещали им, что встретят в аэропорту на собственном "Порше". Однако теперь боятся возобновить отношения. Им стыдно, что "Порше" у них нет, а есть всего-навсего хороший "Фольксваген" и еще какая-то "японка" (модели не помню) бизнес-класса.



Другой пример. Жена моего приятеля, занимающая высокий престижный пост в одной уважаемой организации, купила машину. Но продолжила ездить на работу в метро. Он ее спросил: "Почему?". На что последовал ответ: "Модель не соответствует должности". Так и ездила на метро, давая длиннющий крюк через центр, пока не купила существенно более дорогую модель. Теперь – только за рулем.

Могу свидетельствовать, что все, упомянутые выше, – порядочные, хорошо образованные и умные люди. Ан, нет. Власть маятника понтов достает кого угодно. Примеров такого рода "стыда" можно собрать очень много. Наверняка тем, кто дочитал до этого места, они тоже известны.

Надо, чтобы все было "как у людей". У соседа есть машина? И я должен иметь. А лучше – две. Для себя и для жены. Сын подрос – и ему тоже. Что же он, как лох какой-нибудь в институт на метро ездить будет? Вот и стоят в пробках. Нервничают, ругаются. Но понты все равно важнее.

Стоим с приятелем в глухой пробке. Он проводит много переговоров и встреч по своему бизнесу. Спрашиваю: "Скольких клиентов успеваешь за день объехать по таким пробкам?". "Двух-трех, в лучшем случае четырех". "А если на метро?". "Ну, тогда не меньше шести-семи. Но на метро мне нельзя". Вопросов больше нет.

Но ладно. С автомобилями еще можно понять. В принципе – чем дороже, тем функциональнее, надежнее и удобнее. И вообще – штука удобная и во многих случаях очень полезная. Однако есть вещи куда как более мистически загадочные.

Где-то примерно 7-10 лет назад видел статистику, свидетельствующую о том, что часов престижных марок за год в мире продается на сумму не менее 19 млрд. $. Точно не помню, что именно там относили к понятию "престижная марка", но, судя по всему, речь шла не какой-нибудь там штамповке или подделках брендов, а "настоящих" часах, на которых слова "Rado" или "Rolex" написаны по праву. Хотя, если посмотреть беспонтово, то функционал и удобство использования любой дешевой электронной штамповки от какой-нибудь Casio намного больше, чем у настоящей фирменной "механики".

Несколько лет назад один знакомый мне рассказал как два его коллеги пришли в московский бутик швейцарских часов. Один – опытный знаток и любитель "настоящих" часов, другой – молодой и "зеленый". Выбирают часы молодому, неопытному. "Вот, смотрите. Хорошая фирма, настоящие. И стоят всего 10 тысяч долларов". "Но ведь у них на циферблате ничего не видно" – говорит молодой и неопытный. "А Вы что, на них время собираетесь смотреть!?" - возмутилась продавщица.

Допускаю, что многого в этом мире я не могу понять. Но все-таки не оставляет смутное чувство, что что-то здесь все-таки не так. И похоже, что с мозгами.

Несколько слов про экономику лейблов и возможные последствия ее развития. Сейчас в русском Интернет рассылается много спама с рекламой "точных копий" швецарских часов бельгийского производства, продаваемых по цене в 10-15 раз меньшей, чем оригиналы. Но в чем разница "точной копии" и оригинала? В рекламе указывается, что и те, и другие собраны на основе одних и тех же швейцарских механизмов. Что только очень опытные эксперты могут отличить (и то после долгого изучения) копию от оригинала. То есть одна железка стоит в десять раз дороже точно такой же железки только вследствии того, что одну собрали в Швейцарии, а другую – в Бельгии. На одной написаны заветные слова с названием знаменитого бренда "по праву", а на другой – не совсем по праву. То есть, фактически, десятикратная разница в цене объясняется только тем, что на одной железяке слово с названием бренда написали в одной стране, а на другой железяке – в другой.

Платье сшили в Пакистане и его себестоимость 5 долларов. Пришили лейбл от "настоящего" европейского бренда и теперь его цена 1000 долларов. И ведь такие пропорции реально существуют. Фактически получается, что Европа все больше и больше торгует "воздухом", правом написать на товаре какое-то звучное слово. Продукт один и тот же, но если заветное слово написано, то стоит он в разы дороже. Эх, кабы ценился по-настоящему наш русский мат, то в наши лифты можно было бы продавать билеты иностранцам как в модные музеи! Сколько музеев бы появилось! Уж точно перегнали бы весь мир по их числу на душу населения.

Несколько утрируя можно констатировать, что уровень развития экономики все больше и больше можно оценивать по уровню доходов страны от продажи "воздуха". Много "воздуха" продал – развитая экономика. Мало "воздуха" продал – не развитая экономика. Оно, конечно, информация и знания – очень ценные ресурсы, но все-таки их к чему-то осязаемому обычно все-таки надо приложить. Как бы ни была ценна и гениальна компьютерная программа – нужна "железяка", компьютер, чтобы из нее извлечь какую-то пользу.

Вернемся опять к рассмотренному во второй главе примеру об обрушении акций NASDAQ в 2001 году. Японцы, китайцы и другие привезли в Америку реальные, осязаемые товары – автомобили, видеомагнитофоны, штаны, платья. Продали. На выручку купили акции быстрорастущих в цене компаний информационного сектора. Потом акции "вдруг" резко упали в цене. То есть реальные товары Америка потребила, а потом свою же задолженность экспортерам списала. "Я прощаю вам мои долги...". Много "воздуха" продал – постиндустриальная экономика, информационная экономика, экономика знаний. Знаний о том, как других, неразвитых... объегорить.

Так, конечно, некоторое время будет продолжаться и дальше. Но представим себе такую гипотетическую ситуацию, что умные и хитрые китайцы и другие народы окружающих их стран перенесли к себе из Европы и США большую часть производства материальных ценностей и в какой-то момент вообще перестали продавать их высокоразвитым истинно демократическим странам. Не нужны, дескать, нам ваши евро и доллары. И куда тогда последние будут лепить свои красивые слова Gucci, Versace и т.д.? Останется одно: опять бомбить непокорных своим высокотехнологичным, высокоточным оружием для того, чтобы восстановить свое законное демократическое право осуществлять непропорциональное перераспределение мировых ресурсов в свою пользу. Однако, похоже, с китайцами этот трюк уже не пройдет...

Все-таки что-то не так в великой и ужасной, самой эффективной из всех существующих моделей производственных отношений нынешней модели рыночной экономики. Эффективной в чем? В пожирании ресурсов, в том числе невозобновимых, для производства все большего и большего объема материальных благ, весьма значительная (мягко говоря) часть которых нужна, главным образом, для того, чтобы "гонять понты", доказывая окружающим, что ты очень крут? Или хотя бы для того, чтобы показать, что у тебя "все как у людей"?

У Виктора Пелевина есть такое определение основного стимула жизнедеятельности большинства современных людей, живущих в обществах с демократическими режимами и рыночной экономикой: "орально-анальный вау фактор". Говоря простым рабоче-крестьянским языком: больше сожрать, чтобы больше насрать. Где-то читал, что в самой высокоразвитой стране мира – США – производится пищевых отходов больше, чем съедает вся Африка. Если столько съедают, то логично предположить, что и соответствующих отходов человеческой жизнедеятельности производят пропорционально съеденному. Так, что и в производстве экскрементов в расчете на душу населения американцы впереди планеты всей. Другим народам есть к чему стремиться!



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments