mislavl (mislavl) wrote,
mislavl
mislavl

Categories:

Новомодные псевдоисторики и их маленькие "секреты"

Был поражен, когда молодой учитель, филолог, только что закончивший педагогический ВУЗ в пеной у рта начал доказывать , приводя в качестве аргумента новомодную теорию доктора математических наук Фоменко, что Куликовская битва произошла в Москве на Кулишках, а Непрядва и Верховье Дона это от лукавого! Поразительнее всего, как быстро этот материал пробил себе популярность и осел в  юных головах! Блеснуть нелепым противопоставлением исторической науки со скандальным псевдо историческим пиар проектом, оказалось гораздо приятней чем назвать хотя бы дату сражения.
Нашел у vaspono статью по этому вопросу, где четко и ясно обьясняют зарождение таких теорий и спешу поделиться. 
"Как мне представляется, современные читатели испытывают особый и, я бы сказала, болезненный интерес именно к историческим «секретам». Они превыше всего ценят конспирологические теории (теории заговора), в которых их привлекает и то, что их посвящают в тайное знание (в секреты, которые скрывают от прочей публики профессиональные историки), и то, что им эти секреты «открывают», то есть дают насладиться «правильной» историей.
В чем же секрет успеха правильного, правильно сконструированного исторического «секрета»? Какие основные элементы должно включать в себя исследование, направленное на его раскрытие и способное заинтересовать потенциального читателя?
Прежде всего, исторический «секрет» всегда касается хорошо и заранее известного события или человека – реального (как Жанна д’Арк или Александр I) или выдаваемого за такового (как папесса Иоанна или инопланетяне, регулярно посещающие Землю). Читатель, еще не приступая к чтению, должен уже по названию книги или по ее оглавлению понимать, о чем пойдет в ней речь.
Исторический «секрет» также ни в коем случае не должен основываться на источнике-фальсификации: напротив, псевдоисторики регулярно обвиняют в использовании подделок сообщество профессиональных ученых. Настоящий же «секрет» всегда апеллирует к «подлинному» источнику, с которым, тем не менее, в альтернативных версиях истории могут происходить весьма специфические метаморфозы. Например, очень часто оказывается, что документы, на которые ссылается тот или иной самопровозглашенный историк, нельзя увидеть и прочесть: они, безусловно, существуют, но их специально «скрывают» сотрудники архивов и библиотек, дабы утаить от широких масс читателей истинную правду о прошлом. Либо эти документы «воруют» или «теряют» – с теми же, надо полагать, целями. Впрочем, не менее часто исторический источник оказывается вполне подлинным и прекрасно известным научному сообществу. Эту ситуацию мы наблюдаем, к примеру, в случае с материалами обвинительного и оправдательного процессов Жанны д’Арк (1431 году и 1455-1456 годах соответственно), которые охотно используются и «сюрвивистами», и «батардистами», однако их данные приводятся крайне произвольно: фразы сознательно искажаются при переводе с латыни на современные языки или цитируются с купюрами, полностью нарушающими смысл того или иного пассажа.
Не менее важной особенностью сочинений псевдоисториков, специализирующихся на периоде Средневековья, является их страсть к использованию текстов более позднего времени в качестве основного источника сведений о том или ином персонаже прошлого. Так, при изучении эпопеи Жанны д’Арк принято ссылаться не на современные ей документы XV века, но, к примеру, на жизнеописания знаменитых людей XVII века, авторы которых и сами по себе имели крайне смутное представление об эпопее французской героини. Однако, ни данное обстоятельство, ни такой важный факт, как несоответствие мировоззрения человека эпохи Средневековья (его идеалов, политических и религиозных установок) представлениям об окружающем мире человека Нового времени, псевдоисториками в расчет не берется. Очевидно, существование общества видится им статичным и неподверженным никаким изменениям, ни внешним, ни внутренним. Иными словами, Средневековье «сюрвивистов», «батардистов» и иже с ними является в большой степени «вторичным», заимствованным у авторов XVII века вместе с их пониманием социального устройства, правил придворного этикета и даже норм разговорного языка.
Данное обстоятельство уже само по себе подразумевает, что создание альтернативных версий прошлого – удел отнюдь не профессиональных ученых, но журналистов, юристов и даже художников, хотя сами они именуют себя и своих коллег по цеху именно «историками», пишущими «истинную» историю в противовес истории «официальной».
Это определение – «официальная история» – вообще является одним из ключевых понятий, которыми пользуются Робер Амбелен и подобные ему авторы. Навешивание всяческих ярлыков и общий, в достаточной мере агрессивный стиль изложения – еще одна яркая отличительная черта их сочинений. Такой язык повествования призван создать у читателя эффект реальности, личного присутствия при раскрытии очередного «секрета», который скрывают от широких масс профессиональные ученые с какими-то, только им одним известными целями. Дабы казаться ближе к своим читателям, оппоненты-псевдоисторики привносят на страницы своих произведений собственные чувства и эмоции, ссылаются на личный опыт журналистских, как правило, расследований, непосредственными участниками которых они и делают читателей. Слова «я убежден», «это мое убеждение», «мы видим», «мы понимаем» весьма типичны для подобного рода текстов. В них нет места гипотезам, но есть лишь a priori сформулированная данность. Вот почему очень часто псевдоисторикам вообще не нужны доказательства, почерпнутые из источников. Напротив, их отсутствие – главное доказательство того, что идея о существовании заговора профессиональных ученых, скрывающих истину, абсолютна верна. Таким образом, доверительный стиль изложения дополняется не только завлекательным названием, но и – что особенно важно – практически полным отсутствием научного аппарата: если в книге нет примечаний, внимание на них не отвлекается.
[...]
По мнению псевдоисториков, официальные ученые «врут нам»: они совершенно точно знают о каких-то аутентичных источниках, но либо вообще не публикуют их данных, либо извращают их содержание, либо подгоняют его под заранее принятую «норму». Виновной в сокрытии «истины» – как в случае с Жанной д’Арк, так и в случае с тамплиерами, папессой Иоанной, папой Бонифацием VIII и многими другими историческими персонажами – признается и католическая церковь, прежде всего Ватикан, стерегущий свои архивы, где надежно спрятаны от посторонних глаз самые разнообразные, но, безусловно, очень ценные, с точки зрения псевдоисториков, документы. Не меньше виноваты и сотрудники государственных архивов и библиотек: именно они умышленно воруют, перепродают или просто «теряют» самые важные документы, в которых и сокрыта истина. И, наконец, в «заговоре» против рядовых читателей регулярно участвуют представители государственных структур
[...]
Таким образом, главной отличительной чертой всех псевдоисторических сочинений является стойкая уверенность их авторов в том, что истина «где-то рядом», что она специально скрывается от рядовых читателей, и это – настоящий заговор, в котором издавна замешаны как представители государства и церкви, так и собственно ученые.
[...]
Одно из возможных (и здесь я ни в коем случае не претендую на полноту охвата материала) объяснений данного парадокса кроется в особенностях самого современного историописания. «Существует две истории, – писал еще Оноре де Бальзак, – история официальная, которую преподают в школе, и история секретная, в которой скрыты истинные причины событий». Как мне представляется, в этих словах есть большая доля правды, поскольку та история, которая обычно представлена в школьных и университетских учебниках, является исключительно политической, государственно-институциональной. Факты, касающиеся быта, повседневной и частной жизни наших предков, авторами, как правило, из повествования исключаются. Как следствие, у читателей возникает совершенно закономерный интерес именно к этой сфере.
[...]
Для многих современных любителей истории сочинения подобные «Новой хронологии» удобны и интересны – как удобна и интересна желтая пресса. Написанные легко и непринужденно, снабженные завлекательными заголовками и аннотациями, они дают своим читателям столь желанный отдых от окружающей действительности, избавляют от необходимости думать и оценивать происходящее. Вот почему востребованными оказываются знакомые исторические персонажи и события прошлого: про них уже все всё знают, а главное – знают, что в них заключена некая «тайна», скрытая учеными. Вина этих последних – в том, что они в большинстве случаев пишут слишком «академично», слишком сухо и слишком сложно, чтобы их охотно читали рядовые любители истории. Людям нужно «умное», но «легкое» чтение, и, к сожалению, профессиональные историки очень редко оказываются в состоянии его предоставить."
( Почему нас привлекают исторические «секреты».
Ольга Тогоева.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment