mislavl (mislavl) wrote,
mislavl
mislavl

Если тебя ругает враг, ты на правильном пути


«Кто бы ни правил в Кремле – цари, комиссары или демократы, США всегда будут видеть в России соперника – слишком она велика». Эти слова принадлежат Гэри Харту, бывшему сенатору от штата Колорадо, дважды – в 1984 и в 1988 гг. – выставлявшему свою кандидатуру на пост президента США от демократической партии. Произнесены они были в апреле 1995 года в ходе слушаний по расширению НАТО на Капитолийском холме.
Когда автор этих строк, работавший в то время корреспондентом ИТАР-ТАСС в Вашингтоне, попытался получить у Харта более развернутый комментарий на тему отношений США – Россия, тот вдруг заторопился и под благовидным предлогом поспешил ретироваться – видимо, почувствовал, что сболтнул лишнего. А между тем Харт лишь озвучил очевидную геополитическую истину, о которой не принято распространяться, но которой руководствовались и продолжают руководствуются в Белом доме, выстраивая отношения с Москвой.
Высказывание Харта вспомнилось мне на днях, когда его товарищ по партии,  госсекретарь Хиллари Клинтон в преддверии встречи в Дублине с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым заявила группе журналистов, что США будут противодействовать интеграционным процессам на постсоветском пространстве. Бывшая первая леди расценила их как попытку возрождения Советского Союза. «Существует движение в сторону ресоветизации региона, – приводит слова Клинтон британская газета «Файнэншл таймс». – Это не будет называться именно так. Это будет называться таможенным союзом, это будет называться Евразийским союзом и все в таком роде. Не будем заблуждаться на этот счет. Мы знаем, в чем заключается цель, и мы стараемся разработать эффективные способы того, как замедлить или предотвратить это».
И Харт, и Клинтон в разное время и разными словами выразили одну и ту же мысль: США, да и Западу в целом, не нужна сильная Россия. А именно таковой она неизбежно станет, объединив усилия с Белоруссией и Казахстаном в экономическом союзе. Если же к этой могучей тройке присоединится еще и 45-ти миллионная Украина, то совокупное население такого альянса превысит 200 миллионов человек, и он опасно приблизится по человеческим, природным, промышленным и прочим ресурсам к бывшему СССР. Именно этого очень не хотят допустить западники, которым значительно легче иметь дело с каждым из нас по отдельности.
Десятилетиями Россия, Белоруссия, Казахстан и Украина  развивались как единая страна с общим народнохозяйственным комплексом. Их экономики дополняли друг друга, а тысячи кооперационных цепочек смыкались в полный производственный цикл – от сырья до готовой продукции и от фундаментальной науки до технологий массового производства. По мнению советника президента РФ Сергея Глазьева, «сегодняшняя активизация интеграционных процессов – это целенаправленная политика на воссоздание утраченного два десятилетия назад единого экономического пространства в рыночных условиях».
Создание Содружества Независимых Государств было провозглашено 21 декабря 1991 года в Алма-Ате. Принятая главами 11 советских республик Декларация и подписание Протокола к Минскому Соглашению, заключенному двумя неделями ранее в Беловежской пуще президентами Шушкевичем, Ельциным и Кравчуком, зафиксировали тот факт, что Союз ССР «как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование», и придали развалу вынужденную организационную форму.
Можно без конца спорить о том, была ли гибель СССР неизбежной или ее можно было предотвратить, была ли она результатом намеренного развала или естественного распада – оставим право вынесения окончательного приговора на этот счет историкам. Да и времени с тех пор прошло по историческим меркам ничтожно мало. Вспомните знаменитую фразу Чжоу Эньлая, который на вопрос «Что вы можете  сказать о Великой французской революции?» ответил: «Об этом еще слишком рано судить». А ведь сказано это было в 200-ю годовщину Великой французской революции.
Сейчас нам важнее понять другое: более чем 20-летний период существования СНГ, пришедшего на смену СССР, показал, что этот формат оказался востребованным в конкретных исторических условиях – когда государствам Содружества удалось наполнить его полезным содержанием, включая зону свободной торговли, безвизовое сообщение, межпарламентские связи и многое другое. Однако площадка СНГ оказалась слишком узкой для дальнейшего движения вперед и исчерпала себя в силу разнонаправленности векторов развития основных игроков. Сегодня – и в этом сходится большинство экспертов – нужны иные принципы и иные подходы к  интеграции и сближению государств. Очевидно, что одним из мотивов такого объединения может и должна стать прозаическая экономическая целесообразность.
Первым, кто осознал эту, казалось бы, очевидную истину, стал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Еще в далеком 1994 году он выдвинул идею создания Евразийского союза. «История дает нам шанс войти в XXI век цивилизованным путем, – заявил тогда казахстанский лидер. – Одним из способов является, на наш взгляд, реализация интеграционного потенциала инициативы по созданию Евразийского Союза, отражающей объективную логику развития постсоветского пространства и волю народов к интеграции».
Эти слова не сразу нашли должный отклик в других бывших частях великой империи, в первую очередь в Москве. Шли «лихие 90-е». Российской элите было не до этого – она была занята дележкой советского наследия. И потребовался не один год, прежде чем ельцинскую вольницу сменил путинский порядок с его государственническим подходом, стремлением возродить былую мощь великой страны. Прежде чем пришло понимание того, что и как должно быть устроено, чтобы экономики стран развивались, взаимно дополняя друг друга, давая возможность расти качеству жизни граждан.
В любом случае следует признать, что более чем двадцатилетний опыт существования СНГ не прошел даром. Именно опыт СНГ позволил запустить многоуровневую интеграцию на постсоветском пространстве, создать Союзное государство России и Белоруссии, Организацию Договора о коллективной безопасности, Евразийское экономическое сообщество /ЕврАзЭС/, Таможенный союз /ТС/ и, наконец, Единое экономическое пространство /ЕЭП/.
Особое место в этом процессе принадлежит созданному в 2001 году Белоруссией, Казахстаном, Киргизией, Россией и Таджикистаном ЕврАзЭС. Его целью было формирование общих внешних таможенных границ входящих в сообщество государств, выработка единой внешнеэкономической политики, тарифов, цен и других составляющих функционирования общего рынка. Именно ЕврАзЭС заложило основы будущего единого экономического пространства, опробовав его в таких областях, как транспорт, энергетика, таможня, регламенты, региональные системы управления. Наработанный таким образом коллективный опыт в конце концов подтолкнул к решению о том, что  необходимы новые формы интеграционных объединений, в которых обязательства сторон станут регламентироваться международными законами.
Первым камнем в основании нового интеграционного фундамента стал учрежденный Россией и Казахстаном шесть лет назад Евразийский банк развития /ЕАБР/. Тогда Путин и Назарбаев поняли, что процесс интеграции вряд ли сдвинется с места, не будучи подкреплен финансово. Как коробка передач для автомобильного двигателя, интеграции был нужен финансовый механизм. Созданный в свое время в рамках СНГ Межгосударственный банк для этой цели явно не годился. Банк подтвердил свою состоятельность: за прошедшие годы государствами-участниками Банка стали  Армения, Белоруссия, Киргизия и Таджикистан; банк реализует около 70 проектов в 5 странах на сумму более 4,5 миллиарда долларов.
Еще одним важным элементом новой интеграционной инфраструктуры стал учрежденный в 2009 году правительствами тех же шести стран Антикризисный фонд ЕврАзЭС /АКФ/ в размере 8,513 миллиарда долларов США. По сути АКФ стал евразийским аналогом МВФ. Благодаря его оперативному вмешательству в  2010 году удалось фактически спасти  от бюджетного коллапса Таджикистан, а в 2011 году – Белоруссию
В декабре 2009 года на неформальном саммите в Алма-Ате президенты Белоруссии, Казахстана и России утвердили план действий на 2010-2011 годы по формированию ЕЭП. 6 июля 2010 года они формально объединились в Таможенный союз. Весь пакет документов, формирующих ЕЭП, подписан еще в декабре 2010 года, ратифицирован сторонами и вступил в силу с 1 января 2012 года.
Теперь предстоит обеспечить выполнение 70 обязательных мероприятий по 17 базовым соглашениям, формирующим ЕЭП. Принятие этих документов и выполнение правительствами сторон обязательств по соглашениям обеспечит с 1 января 2016 года полноценное функционирование ЕЭП. При этом, в отличие от СНГ, мотивы каждого участника этого процесса понятны и прозрачны: дальнейшая взаимная интеграция экономик, финансовых, фондовых и товарных рынков, а также норм и правил регулирования торговых отношений. Предполагается, что внутри ЕЭП будет обеспечено свободное перемещение товаров, услуг и капиталов через государственные границы стран-участников.
Наряду с ТС ЕЭП должно стать важной вехой на пути к созданию к 2015 году другого, более крупного интеграционного объединения – Евразийского экономического союза. Его предтечей призвана стать Евразийская экономическая комиссия /ЕЭК/, которая была создана решением президентов России, Белоруссии и Казахстана в конце 2011 года как единый постоянно действующий регулирующий орган ТС и ЕЭП. Крайне важно, что ЕЭК является первой наднациональной структурой в архитектуре интеграции, которой страны-члены сознательно делегируют часть своего суверенитета. При этом ее решения обязательны для исполнения на территории этих государств.
Основной задачей ЕЭК, начавшей работу 1 января текущего года, является обеспечение условий функционирования и развития ТС и ЕЭП, а также выработка предложений по дальнейшей интеграции. Планируется, что она приведет к созданию Евразийского экономического союза к 2015 году.
Формирование ЕЭП привело к возникновению общего рынка в 170 миллионов человек с совокупным ВВП в 2 триллиона долларов. По мнению экспертов, ЕЭП создаст условия для совокупного роста экономик трех стран к 2015 году на 20 процентов или на 400 миллиардов долларов, будет дан толчок передаче технологий, количественному и качественному росту инвестиций и т.д. и т.п. Хотя для реализации соглашений в области координации макроэкономической и финансовой политики, трудовой миграции, энергетики и технического регулирования потребуется много взаимных усилий и времени, уже сегодня имеется ряд признаков того, что развитие ЕЭП ведет к улучшению бизнес-среды и способствует росту экономик стран-участниц. Согласно проведенному ЕАБР комплексному исследованию, благодаря углублению интеграции к 2030 году совокупный годовой ВВП России, Казахстана и Беларуси будет примерно на 2,5 процента больше, чем их совокупный ВВП в условиях отсутствия интеграции. Причина тому: рост накопления основного капитала, взаимных инвестиций, повышение конкурентоспособности экономик, а также торгового оборота как внутри ЕЭП, так и с партнерами за его пределами.
Эффект от создания ЕЭП и последующего присоединения к нему Украины может за период до 2030 года достичь для четырех стран величины в 1 триллион долларов. Он будет выражаться в дополнительном росте ВВП Белоруссии на 14 процентов, Украины – на 6 процентов, Казахстана – на 3,5 и России – на 2 процента. В расчете на душу населения основные выгоды от интеграции получат Беларусь, Украина и Казахстан, в абсолютном значении – Россия.
Важнейшим этапом интеграции в ЕЭП обещает стать принятие единой миграционной политики. Это ключевой вопрос для экономик стран региона - уже сегодня трудовые мигранты производят до 6 процентов российского ВВП. Кроме того, ЕЭП обеспечит повышение технических стандартов и уровня технического регулирования в странах «тройки», что будет способствовать технологической интеграции трех стран с глобальной экономикой. В работе находятся 46 новых регламентов, треть из которых уже разработана и принята. Это регламенты и стандарты нового поколения, которые в обязательном порядке совместимы с требованиями ВТО и нередко гармонизированы со стандартами Европейского союза.
В послании Федеральному собранию РФ Путин подтвердил, что Москва будет «идти по пути тесной интеграции». «Мы приступили к созданию Евразийского экономического союза и, конечно, будем идти по этому пути и решим эту задачу», – пообещал Путин. То, что главным приоритетом внешней политики России в течение третьего президентского срока Путина будет интеграция на постсоветском пространстве, следует и из разработанной МИД РФ «Концепции внешней политики РФ». В ней большое внимание уделено СНГ, ТС, ЕврАзЭС, будущему Евразийскому экономическому союзу и Союзному государству РФ и Белоруссии.
Судя по концепции, Россия надеется «подключить к углубленным интеграционным процессам» и Украину, которая так пока и не определилась окончательно, с кем сближаться – с ЕЭП или ЕС. Последним свидетельством непоследовательной позиции Киева в вопросе возможного участия в ТС и интеграционных процессах СНГ стал перенос в последнюю минуту визита Януковича в Москву, который должен был состояться во вторник, 18 декабря. В окружении Путина этот шаг объяснили необходимостью доработки документов, которые планировалось подписать в ходе визита украинского президента, в том числе меморандума о возможности начала переговоров об условиях присоединения Украины к ТС. Вместе с тем наблюдатели не исключают, что еще одним немаловажным фактором, повлиявшим на Януковича, стало мощное давление, которое оказывают на Киев так называемые мировые центры силы, в том числе США.
При этом чем активнее идет процесс интеграции на постсоветском пространстве, тем ощутимее противодействие ему, что подтверждает резко негативное заявление г-жи Клинтон. Однако давайте вспомним, что говорили древние: если тебя ругает враг, значит, ты на правильном пути. А вот если хвалит – тут надо задуматься!  Так что повод для оптимизма у  России и ее союзников есть.

Владимир Кикило
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments