mislavl (mislavl) wrote,
mislavl
mislavl

Дугин. Карфаген должен быть разрушен! (окончание)

Оригинал взят у ss69100 в Дугин. Карфаген должен быть разрушен! (окончание)
Все же великолепно написано: четко, верно и продуманно. Дугин-с!

Окончание.             Начало здесь.

3. Российская армия как последний субъект мировой истории

Вряд ли мы все способны понять глубинный смысл истории. Ведь и над Катоном смеялись. А его высказывание вошло в историю как образец “навязчивой идеи”. Разные сектора общества в разной степени воспринимают ток бытия во времени. Так получилось, что те, кто отвечал за судьбу Рима на последнем советском этапе, оказались мягко говоря, не на уровне возложенной на них миссии. Кое-кто был слишком наивен, кого-то коррумпировала атлантистская машина. На лицо факт – политическая элита советского государства предала не только великую страну и уникальный народ, но отдала без боя уникальный цивилизационный проект, открыла завоевателям врата в третий вечный город. Это преступление не имеющее аналогов. Это коллаборационизм с Молохом, золотым тельцом. Трудно вообразить какой кары достойной такое деяние. Но Суд – дело иных времен. Сейчас надо осознать, что еще можно спасти, как нужно действовать, какую стратегию использовать?



Пожалуй, единственная сила, которая может осознать все масштабы случившейся катастрофы – это российская армия? Резонно задать вопрос – почему именно она? Ведь согласно общепринятым клише ее представители отнюдь не отличаются высоким интеллектуальным уровнем. Но есть одно обстоятельство, которое делает именно военных привилегированной кастой на данной периоде мировой истории. Оно заключается в следующем.

Американская военная доктрина и в эпоху холодной войны и в настоящее время целиком и полностью строится на одном принципе. – Русские (советские) являются не просто идеологическим, но историческим противником США и остальных стран Запада. Следовательно, дело не в идеологии или экономической модели, дело в геополитике, в географии, в истории. Эта мысль предельно ясно изложена у адмирала Мэхэна и Николаса Спайкмена. Это основоположники глобальной стратегии Штатов. Их прямым наследниками являются современные теоретики – Киссинджер, Бжезинский, Дэвид Рокфеллер.

Американская военная стратегия основывается на комплексном анализе исторических авторов и вытекает из ясного понимания универсального, планетарного значения американской модели. Если в других секторах западного общества существует некоторый разброс мнений и часто на первый план выходят иные сюжеты и темы, военная стратегия не меняется от светских мод. В этом залог американской мощи – независимо от политических программ все ведущие политические партии и мощные экономические корпорации – придерживаются единой геополитической стратегии, осознавая – как общий знаменатель – единство цивилизационного проекта. Суть США в их геополитической стратегии. Здесь обнаруживается с невероятной ясностью то, что завуалировано в иных областях. Эта стратегия основана на борьбе против Суши, против Евразии, против континентальных моделей, отвергающих “торговый строй”. Одним словом, на борьбе против Рима. Все остальное – второстепенно. “Третий Рим должен быть разрушен” – не устают повторять американские стратеги. И они по своему правы.

В силу специфики своей профессии первыми в России американская военная стратегия осознается военными. Они первыми читают доклад американского под-секретаря Обороны, ответственного за политические вопросы, Пола Волфовитца от 1992 года, опубликованного в New York Times 8 марта 1992 года и в International Herald Tribune 9 марта 1992, где содержится перечисление основных приоритетов американской внешней политики, продиктованной стратегическими соображениями. Там утверждается, что все страны должны “отказаться от противодействия американскому лидерству или от постановке под сомнение превосходства нашего экономического и политического устройства”. В качестве основной опасности доклад Вольфовица указывает на “опасность для европейской стабильности, проистекающий из-за подъема в России национализма или попытки России снова присоединить к ней страны, получившие независимость: Украину, Белоруссию и другие”. Следовательно, именно российские военные являются тем социальным субъектом, который напрямую сталкивается с ясным недвусмысленным выражением глобальной воли атлантистского Карфагена.

Советская стратегия строилась на антитезе стратегии американской. Сегодня политическое руководство России – не будем сейчас обсуждать по каким причинам – отказывается даже признавать реальное положение дел, не говоря уже об адекватном ответе. Чиновники еще могут в оправдание сослаться на “неведение”. Но российские военные не могут. Они воочию наблюдают, что Запад нисколько не смягчает своего давления на Россию, несмотря на все идеологические уступки Москвы. Карфаген успокоится только тогда, когда от нас ничего не останется. Это ясно (или должно быть ясно) любому российскому офицеру, с полной наглядностью и очевидностью. Отсюда – драма армии. Она осталась последним социальным субъектом, кто способен – более того, обязан отвечать на вызов истории. Все остальные устранились, забаррикадировались неведением, демагогией, бессмысленной экономической статистикой. На городской стене остался лишь преданный изнутри и раздавленный извне отряд. Не способный покинуть пост. Последние воины Рима. Российская армия.

На них, русских военных – не готовых, не компетентных решать глобальные политические вопросы – обрушилась история. Они оказались последними потомками, вошедшими в наследство Катона, в вечное наследие “Пунических войн”.

История дана им в карте расположения вражеских натовских частей, как черный рок приближающихся к нашим границам. Она исчисляется количество приобретенных ими, и уничтоженных нами боеголовок, подводных лодок, военных спутников-шпионов. Жуткая статистика планетарного поражения. Не просто советской системы, не только России и русского народа. Поражение миссии вечного Рима, поражение Суши.

Гибель богов.

Геббельс под советскими бомбами, обрушивавшимися на Берлин в последние дни Рейха говорил – “Вы думаете, это гибнет Германия? Нет, это гибнет дух…” С еще большим основание мы можем применить эту фразу к нам самим сегодня.

“Вы думаете это гибнет СССР? Нет это гибнет Рим… Это гибнет дух…”

4. Армия и геополитика

Интеллигенты, патриоты, оппозиция – все они безответственны и недееспособны. Они выясняют свои внутренние разногласия, раздувают полемики, межпартийные дрязги, фиктивные авторитеты, бездарных аналитиков. Это – сор истории, пассивный довесок активных разрушителей-либералов. Патриотическая оппозиция оказалась тайным союзником прозападных ликвидаторов. У подлеца нет лучшего помощника, чем идиот. Смотреть в эту сторону бессмысленно. Ждать от них нечего. Они провалили все, что им было доверено. Они дискредитировали себя и идею. Надо поскорее забыть о них, стряхнуть с себя бремя их поражения. Начать все снова.

Начать должна армия. Больше просто некому. То, что США и НАТО является нашим историческим врагом, это не произвольное утверждение той или иной партии, той или иной идеологии. Это – абсолютный факт, вытекающий из самой логики истории, независимо от теорий и концепций. Это – истина. Она прекрасно осознается Западом и особенно теми людьми, которые отвечают за военную стратегию Запада. Она должна с такой же ясностью осознаваться нами. В первую очередь теми, кто руководит армией.

Армия должна быть вне политики, но она не может быть вне истории, вне геополитики. Относительно партий она должна быть безразлична, но относительно судьбы России, судьбы Евразии, судьбы Рима она не имеет права быть безразличной. Это не просто армия наемников – служит тому, кто платит. Это армия России, а Россия не произвольная социально-административная единица. Это важнейший субъект истории. Один из двух полюсов. Россия – это Рим. Последний Рим. Поэтому Российская Армия может и должна предъявлять руководству страны – в ультимативной форме, если понадобиться – требование соблюдать геополитические интересы Государства и народа, исполнять геополитическое предназначение Евразии. В противном случае оружие должно быть повернуто против власти, как бы ни претил такой подход традиционной субординации и дисциплине. Дисциплина должна быть непререкаема, когда налицо соблюдение верности самой властью исторической судьбе своего Государства и своего народа. Предательство может быть и на самых высших эшелонах. В такой момент высшей формой дисциплины становится восстание.

Америка – наш абсолютный враг. Западная цивилизация – смертельна для нашего исторического пути. “Торговый строй”, “карфагенский порядок” не совместим с нашим римским наследием. Вопрос – в который раз в истории – ставится очень жестко – “Либо они, либо мы”. Пока мы существуем, они не смогут спать спокойно. Пока они идут, у нас нет, не может быть не минуты свободного времени.

“Америка – наш враг.” Это современный аналог фразы Катона. “Карфаген должен быть разрушен”. Это следует твердить на каждом офицерском собрании, в каждом военном училище, на каждом военном совещании. Эта формула должна упрямо повторятся во всех докладах армейского руководства политическим властям. Это весть – “Америка – наш враг” – весть, которую армия должна довести до всех, каким угодно способом. Сомнения могут быть во всем. Но только не в этом. Это – абсолют. Отрицать его может только дегенерат или предатель.

Могут спросить, как возродиться из пепла?

Если нашим единственным содержанием, как в случае того же римского сенатора, будет маниакальный, бескомпромиссный, тотальный, фанатический, безусловный антиамериканизм, если он полностью поглотит наше существо, вытеснит все остальные соображения и мысли, мы найдем способ быть предельно эффективными в реализации наших планов. Русские очень сообразительный и умный народ. У нас еще есть некоторый стратегический запас. Он быстро исчерпывается, но пока еще не все потеряно. Если Римская идея станет нашей единственной общей идеей, если геополитика будет принята и признана как главная дисциплина в армейской подготовке и военном образовании, мы найдем способ дать последний бой. Не будем забегать вперед. Детали выяснятся по ходу дела. Главное, чтобы вначале было слово. Слово Катона старшего.

5. Будущий русский Катулл

Карфаген сегодня предельно силен. Он вплотную стоит к не длимой ни с кем планетарной власти. К единому мировому правительству, к мировому господству. Но есть подозрение, что колосс рухнет от тех же самых причин, которые привели его к расцвету и могуществу. Это очень точно осознал Гилберт Честертон. Как актуальны сегодня его слова. -

“Почему практичные люди убеждены, что зло всегда побеждает? Что умен тот, кто жесток, и даже дурак лучше умного, если он достаточно подл? Почему им кажется, что честь – это чувствительность, а чувствительность – это слабость? Потому что они, как и все люди, руководствуются своей верой. Для них, как и для всех, в основе основ лежит их собственное представление о природе вещей, о природе мира, в котором они живут; они считают, что миром движет страх и потому сердце мира – зло. Они верят, что смерть сильней жизни и потому мертвое сильнее живого. Вас удивит, что люди, которых мы встречаем на приемах и за чайным столом – тайные почитатели Молоха и Ваала. Но именно эти умные, практичные люди видят мир так, как видел его Карфаген. В них есть та осязаемая грубая простота, из-за которой Карфаген пал. Он пал потому, что дельцы до безумия безразличны к истинному гению. Они не верят в душу и потом у в конце концов перестают верить в разум. Они слишком практичны, чтобы быть добрыми, более того, они не так глупы, чтобы верить в какой-то там дух и отрицают то, что каждый солдат зовет духом армии. Им кажется, что деньги будут сражаться, когда люди уже не могут. Именно это случилось с пуническими дельцами. Их религия была религией отчаяния, даже когда дела их шли великолепно. Как могли они понять, что римляне еще надеются? Их религия была религией силы и страха – как могли они понять, что люди презирают страх, даже когда они вынуждены подчиниться силе? В самом сердце их мироощущения лежала усталость, устали они и от войны – как могли понять человека они, так долго поклонявшиеся слепым вещам – деньгам, насилию и богам, жестоким как звери? И вот новости обрушились на них: зола повсюду разгорелась в пламя, Ганнибал разгромлен, Ганнибал свергнут… Карфаген пал, как никто еще не падал со времен сатаны. ”

Снова как и 2 тысячи лет назад скепсис и деньги с одной стороны, фанатический дух восстания с другой.

Чтобы победить врага мы не должны останавливаться ни перед чем. Ни перед убийством, ни перед смертью. Это война. Великая война континентов.

Надо верить, что не бывает полностью проигранных войн. Когда кажется, что все потеряно, начинается самый серьезный и ответственный этап боя. У наших врагов шаткая почва под ногами. Они по видимости все рассчитали, все продумали, все реализовали. Но никогда не понять им “духа армии”. Духа Русской Армии, неистребимого, неуничтожимого голоса Вечного Рима, Третьего Рима, Светлого Града потаенной Руси. Я нисколько не сомневаюсь, что рано или поздно будущий русский поэт, скажет возвращаясь домой, в глубинку Орла, Тамбова или Омска, подобно древнеримскому Катуллу из Сирмиона – “Карфаген разрушен, Соединенных Штатов Америки больше не существует.” Но подговить гибель заокеанской “империи Зла” должны мы.

6. Антиамериканское большинство

Ничто не популярно сегодня так в России, как нелюбовь к Америке.

Антиамериканизм – это тотальное увлечение. Это символ веры. Антиамериканизм – это серьёзно.

Антиамериканизм является надежной платформой для прочной консолидации всего российского общества. На нем сойдутся и правый, и левый, и простолюдин, и интеллигент, и банкир, и художник, и кремлевский чиновник, и уличный бомж. Те, кто «против», составляют жалкую горсть. Тех, кто «за», – большинство; это антиамериканское большинство. Это большинство такое большое, что больше «путинского большинства» (Г. Павловский). Оно включает в себя и тех, кто молчит (поэтому оно «молчаливое», по словам С. А. Маркова), и тех, кто кричит (поэтому оно «крикливое»).

Россия шла всегда своим путем, полемизируя с Европой, отшатываясь от нее уже долгие столетия, так же, как сама Европа сегодня отшатывается от Штатов.

Россия отвергала Запад, мучительно искала свой путь – и в Киевской Руси, и в Московском царстве, и в романовской империи, и в Советском Союзе. В США сегодня воплотилось наглядно все то, чего упрямо сторонилась Русь веками и веками. Это индивидуализм, бытовой (субъективный) материализм, нарциссизм, эгоизм, лицемерие, фальсификация свобод. Смысл истории России состоял в отторжении этого комплекса, в преодолении его. Либерализм был неприемлем и для монархистов, и для большевиков, и для эсеров, и для интеллигенции Серебряного века (см. А. Эткинда), и для православных традиционалистов в равной степени. США – это либерализм в его окончательном оформлении. Если отвержение либерализма составляло в течение веков русскую идентичность, значит, быть русским сегодня тождественно быть антиамериканцем. Антиамериканизм является сегодня важнейшей чертой нашей национальной идентичности. Поэтому мы ненавидим Америку.

Геополитически Россия – центр Суши, США – воплощение Мирового острова. Вся геополитическая история мира есть дуэль между этими полюсами – между сухопутным библейским чудовищем Бегемотом (это мы) и морским чудовищем Левиафаном (это они, американцы). Они душат нас, оккупируя береговую зону вдоль морских границ Евразии (стратегия Анаконды) – от Западной Европы через Средиземноморье и Ближний Восток к Индии и Индокитаю. Мы стремимся прорвать блокаду и выйти к тёплым морям. Это длится долгие века: англосаксы (вначале англичане, сегодня американцы) против евразийского концерта наций (ось Москва – Берлин – Париж). Многие войны последних веков – включая две мировые – следствие этой битвы Суши и Моря. Одержав победу над Сушей в “холодной войне”, Море хочет нас добить. Почему мы должны любить его? Мы хотим возродиться и восстать из пепла, мы хотим вернуться в историю. Поэтому мы ненавидим Америку.

Экономически: США стремятся быть (и оставаться) главной экономической силой планеты. Но они не могут быть (и оставаться) ею. Их экономика находится в трудном положении, ее развитие – во многом следствие приписок в отчетах и агрессивного планетарного PR. Чтобы выжить, США должны продолжать строить из себя процветающую державу. Поэтому они решают свои экономические проблемы путем политических ультиматумов другим странам и военными авантюрами. Не в состоянии побеждать в экономической конкуренции Евросоюз и новые бурно развивающиеся рынки Азии, они держат Европу и Японию в зависимости от арабской нефти самым грубым силовым образом – 6-й флот США в Средиземном море и постоянные провокации конфликтов на Ближнем Востоке и в самой Европе (бомбежки Югославии). Кроме того, они еще и противодействуют естественному развитию партнерских экономических отношений стран Евразии друг с другом: русские газ и нефть (плюс ядерное оружие) легко могут сделать Европу экономически (и политически) независимой, а европейские инвестиции и высокие технологии способны ускоренно возродить российское хозяйство (с Японией то же самое). США всячески противодействуют этому. Они хотят, чтобы мы все стагнировали, а они процветали. Поэтому мы ненавидим Америку.

Консервативные круги России не любят Америку, потому что транслируемая ею глобалистская культура безнравственна и порочна, она пестует извращения и подростковую олигофрению. Кровь, похоть, обман, прославление ловких мошенников и жестоких убийц, порностерв и прилизанных жиголо не имеют ничего общего с константами нашей собственной культуры и традиции, освященных жертвенностью, поиском правды и справедливости. Они пропагандируют «безопасный секс» и изменение пола, оскорбляя этим наше достоинство. Они осмеивают высшие достижения человеческого духа как архаику и «дикость», реформируют религии и культы на потребу глумящимся оглупленным ордам, свирепо ищущим развлечений. Поэтому мы ненавидим Америку.

Левые отвергают США, потому что это цитадель мирового капитализма. Это как наследие советского воспитания, так и вполне современный вывод о качестве капиталистической системы, с которой мы столкнулись не в учебниках и турпоездках, а в повседневности. Тот, кто потерял в либеральных реформах все, тот, кому плохо и трудно сегодня живется, справедливо возлагают вину на заокеанских промоутеров этого безобразия. В этом солидарны как обездоленные старой формации, так и молодые русские юноши и девушки, подыхающие от наркотиков, эскадроны проданных в рабство проституток, лишенные будущего студенты. Левые – это не только советский вчерашний день, это критический ответ на то, что есть сегодня, и несогласие с тем, что капитализм готовит нам на завтра. И ряды российских левых не редеют, а остаются как минимум такими же: на место выпадающего (по факту смерти) примерзшего к полу нетопленной иркутской квартиры ветерана встает студент в очках и черной кожаной фуфайке или небритый тракторист под 40. Поэтому мы ненавидим Америку.

Мы ненавидим Америку, мы хотим, чтобы ее не было, мы хотим закрыть ее снова, замкнуть засовами двух океанов.

Но если разобраться, мы ненавидим только ту Америку, которая вламывается к нам в дом, бомбит наших друзей сербов, отнимает наши доходы, навязывает себя из всей щелей, высокомерно учит нас жить, присылает в качестве обязательных шаблоны своей пошлейшей культурыѕ Другая Америка – одноэтажная и подземная, сонная, жирно-белая с застрявшим между зубами полицейским хот-догом и отплясывающе-чернокожая, с каньонами и гниющими автомобилями, хайвэями и полочкой Apocalypse Culture в книжных магазинах, с клонированными сектантами, с черными вертолетами и синими чертями – нам безразлична.

“Философия Войны”, Москва, 2004                       Источник

http://arcto.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=1287




Tags: Дугин. Карфаген должен быть разрушен
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments